Трилогия "Дневники" Петя Лямочкин I часть

Рассказы, стихи, истории, и просто размышления... Авторское творчество.

Трилогия "Дневники" Петя Лямочкин I часть

Сообщение Vladimir » Сб июл 02, 2011 9:25 pm

Первая часть трилогии «Дневники»

Третье облако с краю
Почти пьеса.

Небеса. Густая дождевая туча. На ней - летняя кухня из старого парашюта, натянутого на каркас, двор, окаймленный канатом, некрашенные стол и лавка, садки, удочки, аэродромный флюгер. Пара ангельских крыльев сушится на веревках. Два архангела,- старики в летных комбинезонах,- собираются в путь. Немного штормит. С поверхности поднимается туман...


Архангел Михаил снял крышку с большой стеклянной банки и крикнул в сторону кухни:
- Слышишь, Гавриил? А рыбий жир у нас, - последняя банка!
-У тебя же ворвань была, - отозвался Гавриил через окно.
-Была, да сплыла. Андрей выпросил, когда на Валаам ходил.- Михаил, снял с просушки, пару белоснежных крыльев, перевернул их и стал намазывать подмышки толстым слоем жира.
-Монастырь, говорил, дюже красивый. Кресты там косые, флаги с голубыми лентами. Андреевские. Вот и уговорил. Ох, не люблю я эти цацки.
- Завидуешь что ли? Они ж, как дети, Миша.- Гавриил вышел на двор облака с двумя дымящимися кружками.
- Вот вечно ты Гаврила, ерничаешь,- закряхтел Михаил.- Люди в честь меня город целый назвали, Архангельск.
-Да уж лучше бы деревню, но южнее, - рассмеялся Гавриил и, усевшись рядом с другом, на вспененную кочку подал ему кружку:
-Как там у вас, выпьем «на посошок» что ли?
-Ну, да. И «на посошок» и «стременную» и «за того парня».
- Какого парня?
- Того, который уже ушел. К нам, то есть, вознесся, или к соседям.
- Они что, не знают, куда?
- Не знают. Не верят. От того и пьют. Боятся, пьют и мрут как голуби на морозе.
Облако дрогнуло от пролетевшего где-то внизу самолета. Ветер поднял с поверхности тучи клочки пара и венчик брызг, над которым сразу выгнулась бровью бледная радуга.
-Боинг, 747-й! Чтоб его!- выругался Гавриил.- Сколько раз просил я в диспетчерской перевесить населенные облака в другой эшелон! Эти летающие слоны спать не дают!
- Это чартер! Они летают, как хотят! Без маршрутов,- пробормотал Михаил, стряхивая с колен взлохмаченные туманные крошки.
- Слушай, Гаврила, а как у тебя с алкоголем?
-У меня!? А тебе что, не понравился пунш, что я заварил?
-Да, нет. Не у тебя лично, а в твоей зоне ответственности, на земле.
- Пьют, конечно. Но с детства. По чуть-чуть. Годам к двадцати привыкают. Кровь Христова все же. Ее много не выпьешь.
-Не понял? – округлил глаза Михаил.
-Кровь Христова? Виноградное вино. Матфей, тот, что из апостолов, однажды пошутил, а в Завете так и осталось. Мои подопечные Завет на тысячу лет дольше твоих читают.
Гавриил приосанился и трубным голосом произнес:
- «Взяв чашу и воздав хвалу Богу, подал им, говоря: пейте из нее все. Ибо сие есть кровь Моя нового завета, за многих изливаемая во оставление грехов. Сие творите в Мое воспоминание».
- Б-р-р! Шутка. Пить кровь сына своего бога, чтобы его же и вспомнить. Только Иисус и мог на такое сподвигнуть! – пробурчал Михаил, вставая и заводя крылья за спину.
- Помоги застегнуть.
Карабины щелкнули. Михаил, расправив крылья, взмахнул ими несколько раз, поджав одну ногу, и убедившись в крепости подъемной силы, обратился к Гавриилу.
- Ну, мне пора.
- Ты там осторожней. Особенно на подлете. Аэропорты загодя обходи. Военных баз сторонись. Не ровен час, - ракета шальная рванет.
-Знаю, знаю. Не в первый раз.
- И еще, Миш, крылья для маневров созданы, а не для полетов. Крылья это старушек в себя приводить, доверчивым женщинам про беременность сообщать. А для полетов – парашют есть.
- Давай прощаться!- отмахнулся Гавриил,- Вернусь,- пришлю птицу.

Архангелы крепко обнялись, расцепили руки, и Михаил, падая навзничь, нырнул в ветряную реку, в одно мгновение подхватившую его и увлекшую вниз и в сторону заснеженной земли.

-Хороший мужик, этот архистратиг Михаил,- задумался Гавриил, провожая взглядом белокрылую фигуру. - Правда, немного ворчлив и старомоден. Птицу, говорит, пришлю. Тут спутников связи как комаров на потолке, а он все птах шлет с записками. Но из небесного воинства Миша - последний, кто так всерьез, с господней страстью и христовым терпением относится к людям.

А как все хорошо начиналось! Там, на заре христианской веры. Море, песок, оазисы с финиками. Небольшой народец в простых одеждах. Рыбаки, плотники, селяне с мотыгами да ослами. Дюжина семей, где каждый знает другого; тот ему брат, иная – тетка по отцовской линии. Все родственники в каком-то колене. Люди здоровались по утрам в деревнях. Идешь на рынок, бывало,- кланяются в пояс, лепешки дают, воды прохладной.

Непоседливый, правда, был народ, торговый. Но со скромными запросами и долгими традициями. Примитивный быт порождал, конечно, суровые нравы. Если кто кому не мил, или утащил чего, с расправой не тянули. А какие правители были! Как радели они за поданных! Моисей! Соломон! Имена! Сами нерадивых научат, грешников накажут, бедным дадут работу, одиноким - утешение. И ангелов хватало на всех. И демонов.


Кто же знал, что после казни Христа вера так разрастется. Оказалось, что ничто не привлекает так людей как публичное наказание ближнего. Вот и прошли с крестом от Синая до Полярного круга! А потом, пересели на лодки, подняли паруса и…

Очередной пролетевший внизу самолет поднял кратковременную бурю: повалились садки, загремела упавшая на кухне посуда. Гавриил поморщился и продолжил размышлять, будто доказывая кому-то:

- В общем, поначалу у нас все радовались! Паства росла, как трава на болоте, а потом вместе с общинами новоявленных христиан, полезли и кочки грешников, острова вероотступников, растянулись трясины забвения. Поначалу ангельской братии стало не хватать, а потом и демоны в дефицит вышли. На помощь призвали апостолов, да святых! Но это все же люди! Пенсионеры. С расшатанным здоровьем. Вскоре и они перестали справляться.

А Миша, первый и последний из семи архангелов, воюет за души людей, сражается за честь их, за совесть, словно и не было ни Вавилонской башни, ни казней египетских, ни двух мировых, да кучи гражданских войн на земле. Верит он. Истово и непреклонно. Его за это у соседей и побаиваются.

Размышления Гавриила были прерваны шумом за кухней. Мелькнула чья-то тень, раздался преднамеренный кашель.

-Ну, да хватит печали! - воскликнул архангел, резко выпрямившись и развернув плечи так, будто сбрасывал с себя паутину размышлений.
- Время зла! Сатанаил, это ты здесь?
- Я всегда здесь,- послышалось из тумана, и на облако вышла высокая, сутулая фигура того, кого обычно никто никуда не зовет.
- Преувеличение. Всегда преувеличение. Ты не можешь без помпы, злой дух Вельзевул.
-Как дела? - бросил пришедший, облокотившись на подоконник кухни, другой рукой одергивая видавший виды профессорский пиджак.
- В твоем присутствии как-то неудобно отвечать: прекрасно!
- Он улетел?
-Только что.
-С мазью под мышками?
-Сам намазал.
-Отлично.
- А ты прилетел проверить?
- И проверить тоже.- Сатанаил заглянул в кружку, оставленную Михаилом на кочке, и отхлебнул.
- Лимонной цедры не хватает. Давно я тут не был. Ничего не изменилось?
- Скучаешь по прошлому? Тебе чаю, раз пунш не нравится?
-Лучше росы стаканчик. Роса тут всегда чистая. У нас такой не достать. Обязательно с примесью или запахом бензина. По прошлому? Да, скучаю. Но не по должности архангела, как ты, наверное, подумал.
- Не иначе как по свежему воздуху! - крикнул Гавриил, зайдя в дом за водой.
- С экологией у вас тут тоже неважно: пока летел, - с десяток аэробусов обогнал. Скоро воздушные пробки будут. А тоскую я по прошлой чистоте и ясности ситуации. Кем я был еще лет сто назад? Бывший главный ангел. Возгордившийся и изгнанный. Дьявол. Воплощение зла и пороков. А теперь? Среди людей - кочегар в лучшем случае, Петрушка в красном колпаке с рогами из папье-маше. Какой-нибудь арабский террорист и тот страшнее. Каждый второй человек теперь не меня боится, а глобального потепления. Другая половина – отключения Интернета. Ну, а пороки? Что пороки? Живите в мире со своими страстями – советуют на земле психоаналитики. И неплохо советуют. Только без меня.

-Мда , конкурентов у тебя нынче, хоть отбавляй, - подхватил Гавриил, передавая гостю бутылку с холодной росой и усаживаясь с ним на край облака.
- С газом?- спросил Сатанаил, откручивая пробку.
- Без. У меня гастрит.
- У меня тоже. Старею.
- И ты теперь на старости лет решил помогать добрым силам? Рыбий жир поставляешь на небеса! Испытания проводишь!
- Что рыбий жир! Я готов всю братию свою дьявольскую, все лаборатории с сумасшедшими учеными подбить вам в помощь, смазывать любые шестеренки небесного механизма. Лишь бы польза была. На земле добро творить теперь не модно, не выгодно, да и некому. Злодеев развелось, что кильки в банке.

Мои черти тоже хороши. Видя такое дело, разбрелись, кто куда. Идут в сценаристы Голливуда, например, в актеры, на службу в милицию. Все телеканалы забиты криминалом, ужасами, катастрофами. Кто снимает? Мои архаровцы. Деньги гребут – позавидуешь. И слава как у Бен Ладена! Фотографии во всех журналах, комиксы. А я что могу? Пообещать жаровню после смерти. Так ведь это после жизни.

Сатанаил запрокинул голову и стал жадно пить из горлышка, будто заливая пожар гневного красноречия. Гавриилу вдруг очень захотелось также страстно поведать падшему архангелу про небесные проблемы. Рассказать этому престарелому средоточию ненависти, человекоубийце, бессильно глотающему святую воду, что и здесь устали от добросердечия. Получалось, что ситуации в обоих мирах схожи как светлые и темные половинки одного дня равноденствия. Но вместо признания он осторожно спросил:
-А ты к Нему ходил?
-Ходил. Кто у нас, говорит, князь тьмы, отец лжи и родитель хаоса? Ты, говорит, Красный дракон. Тебе и рога в руки. Разбирайся сам. Вот, рассуди, Гаврила,- Сатанаил вновь занял позу профессора, доказывающего теорему.
.- Падшим я стал по воле Всевышнего, искушаю по его же приказу, дабы проверить крепость духа людского, верность заповедям святого писания и все такое. Правильно?
-Правильно.
- Стало быть, мы вместе одно дело делаем? Можешь не отвечать. Одно. В Библии записано. Он сам меня к сыну своему, Христу, на гору подсылал. Но когда в каждом киоске по растлителю, а искушения валяются под ногами, как осенние листья, что прикажешь делать?
-Да уж, когда порок возведен в добродетель, дьяволу остается смазывать крылья ангелам.
-Вот и ты туда же, архангел-сатирик!- буркнул Сатанаил.- Ладно, полетел я. Спасибо, что выслушал.

В тот же миг раздался звонкий женский голос, будто на тучу залетела весенняя птица:

- Есть кто дома?- На облако вышла красивая женщина в строгом костюме.
-Ева?- позвал Гавриил – Мы здесь.
Пока оба собеседника вставали, а Ева подходила к ним, Гавриил успел шепнуть бывшему коллеге:
- Вот, кто тебе поможет. Она умеет убеждать.- Архангел выскочил навстречу Еве и, галантно подхватив ее под локти, поцеловал :
-Какое счастье! Вы! В нашем скромном ангаре!
-Здравствуйте, мальчики!- произнесла женщина благосклонно.- Ах, это вы, Искуситель. А мне показалось, Михаил.
- Спасибо за комплимент,- парировал Сатанаил. - С архангелом меня еще не путали!
- Я не спутала. Как вижу вас, так хочется делать комплименты.
-Комплименты? Вы? Ева. Ему?!- воскликнул Гавриил.
-Да. Я и ему. А почему нет? Кто-то запрещал?
- Да, собственно никто, -нерешительно проговорил архангел.
-Не удивляйтесь, Гавриил,- примирительно шепнула женщина, - Это я от смущения и чувства вины.
-Вины?! Сегодня явно день откровений. В чем вы виноваты пред ним, прекрасная из лучших?
-О! Я погубила его,- твердо, но спокойно произнесла, Ева дотронувшись до рукава Сатанаила.
- Не стоит,- пробормотал Вельзевул, - Право слово, не красит это меня. Не сейчас. Лишнее это.
-А вы, правда, не знаете эту историю, Гавриил?
-Что? Какую еще историю? Сюжет о Змие и Еве в Раю описан в Ветхом завете, его преподают в школе. Вы о нем?- искренне недоумевая, архангел подался вперед.
- И о нем тоже, добрый ангел, и о нем, в том числе.
Тогда в Раю яблоко с дерева познания съела я сама. Я сама все подстроила. ОН, - Ева подняла палец, - Поверил, что это Сатанаил совратил меня, невинную. И уволил его,- палец лег в сторону Вельзевула,- Со всех постов, низвергнул и отлучил. Ну, в общем, далее по тексту Завета, который вы знаете.
Пауза была настолько длинной, что Ева не выдержала.
-Да, да, милый мой, доверчивый Гавриил. Вам придется поверить. Потому что это правда.
- И ты молчал?- нарушил тишину Гавриил, обратившись к Вельзевулу.
- Я молчал!?- всхлипнул Сатанаил.- Да я орал во все легкие. Я кричал на все небеса!
-Точно. Помню. Только мы не поверили,- Гавриил растер лицо ладонями, пытаясь привести себя в чувство.- Но вам, Ева, зачем это было нужно? Вас ведь тоже вместе с Адамом выгнали из Рая.
- Выгнали. Чего я и добивалась. Ах, Гавриил, в это сложно поверить. Особенно теперь. Когда я так не молода. Но тогда...
Вот вы когда-нибудь ходили обнаженными по земле? Совершенно голыми. Светлым днем - в Раю не бывает тьмы. Там всегда день. Вечный день. И белесый, неотступный, всюду проникающий свет, оголяющий все и вся, любое место на вашем теле, высвечивающий каждую вашу мысль, всякое желание. Всегда, чтобы вы не подумали, среди колючих роз, под неусыпными взглядами животных, диких зверей между прочим, которые не на фигуру вашу глазеют а на шейные позвонки да вены. А этот вечный укор Адама! Эти постоянные лекции о вреде того, о пользе другого. О долге женщины, о верности. Представляете, о верности в Раю!
- И к кому он тебя ревновал?- съязвил Сатанаил.
- К Богу. К кому же еще?
-Я с этой стороны не рассматривал,- пролепетал архангел.
-А вы рассмотрите, Гавриил, поднатужьтесь. И, может, предложите даме выпить?
-Ох, простите!- Гавриил бросился на кухню, а Ева и Сатанаил в разрядившейся обстановке присели на скамью.
-Не сердись, Сатти, - извиняющимся тоном начала Ева,- Мне так надоело это носить в себе.
-Ладно, что уж теперь? - засмущался Вельзевул,- Ты бы вместо запоздалых извинений помогла мне.
-Тебе нужна помощь? Говори, дух Зла.
- На самом деле, это не моя идея. Это Гавриил, пока тебя не было, точнее,- услышав, что ты пришла, предложил. В общем, с Ним надо поговорить.
-О чем?
-Видишь ли. Мы тут обсуждали.
- Ну, чего тянешь? Если ты про прощение, то это пустое дело. Сколько раз пробовала!
-Да, нет. Я и сам понимаю; назад путь заказан. Мне бы ангелов организовать побольше на землю. Провести, так сказать, ревизию, и всех, кто может летать, отправить вниз.
-У тебя все нормально, Сатти? Ты просишь объявить мобилизацию всех светлых сил?
-Да.
-Допустим, я поверила, что тебе это действительно надо. Но, зачем? Скажи, на милость.
-На земле очень много зла. И если так дальше дело пойдет, искушать будет некого и нечем.
- И ты никому не будешь нужен в качестве искусителя?
Я правильно поняла?
- Совершенно верно. Я уже сейчас никому не нужен.
- А почему ты сам не поговоришь с Ним? А, ну, да. Он тебе ни за что не поверит. А если он не поверит мне?
- Тогда новый Вавилон, казни египетские и прочие страсти, при которых я уже точно на пенсии, а вы…
- И нам достанется. Нам достанется твоя работа, Злой дух. И мы все станем… палачами.
Ева откинулась назад, заложив руки за голову.
-Ну, где там мой напиток?- позвала она Гавриила.
- Несу- несу, великолепная! - Пропел Гавриил, выходя к гостям с подносом, - А вид у вас заговорщицкий, кстати.
-Не в первый раз, - натужно рассмеялась Ева.

Ее смех заглушили звуки грома, подул сильный ветер, и в небесах проснулся ураган.

* * *
В Чистилище загудел колокол обеденного перерыва, и Вельзевул с облегчением выключил вентилятор, разгонявший дым и гарь, шедший из духовок, расположенных на нижних этажах. Его крохотная конторка, больше похожая на монашескую келью, чем на кабинет дьявола, вынырнула из дыма, словно башня утонувшего в веках замка. Стеллажи с книгами вдоль всех стен, письменный стол, высокое кресло, пара стульев и кожаный диван с заплатами - вся обстановка управляющего Чистилища, в котором давно освоили выпекание хлеба с помощью очистительного огня. Это приносило неплохой доход, и Вельзевул, спасаясь от безделья и безденежья, посвящал пекарскому делу все свое время. Здесь же нередко и спал, постелив на диван старые шкуры.
Вельзевул поднял трубку телефона:
- Кто это? Саул? А это ты, Ирод. Здравствуй, дорогой! Скажи на милость, почему у тебя в тринадцатом цеху подгорают круассаны? Нет, масла достаточно кладут. И клейковины не много. Я проверял раскладку. Что протвинь? Прогорел? Мы же его меняли в прошлом месяце. Ну что ты шумишь? Ты там один? Зайди лучше ко мне.

Через минуту в дверь конторки осторожно постучали, и после разрешения хозяина в помещение вошел бывший царь Иудеи, крупный и тяжелый как деревенский кузнец.
- Присаживайся,- пригласил Вельзевул и указал на диван.- Лучше здесь поговорить. А то, не ровен час, грешники услышат, ненужные слухи пойдут.
-Да какие грешники! Ваша светлость, одни мы, ваши старые слуги, и остались.
Ирод снял фартук, измазанный в муке, аккуратно положил его тыльной стороной на подлокотник и уселся, опершись локтями на широко расставленные колчаны ног.
-Что бегут, вероотступники?- повернулся к нему Вельзевул.
- Бегут, драпают как саранча. А чего им не бежать! Производство у нас, сами знаете, горячее. У печи стоять по 12 часов не каждый выдержит.
-Да. Не тот контингент нынче пошел. Ленивый. Изнеженный!
-Тут не столько лень- матушка, виновата, - не страшатся люди гнева Господнего. После теперешних ужасов земного пребывания им наше Чистилище, что детсад для подростков. В Рай не так просто попасть. Бегут в Ад. Прыгают в геенну огненную как в озеро Галилейское. Там страшнее, но и веселее будет.
-Но, кто-то остается ведь?
-Ну, а кто?- Ирод стал загибать прокопченные пальцы,- Некрещеные. Им тут пару недель потерпеть: экзамен на знание Библии сдать и вперед. Мытари с северных территорий . Уж больно они жару не любят. А вечный холод у нас с вселенского потопа не работает. Актеры, опять же. Эти с рождения убогие. Детей, невинно убиенных, я не считаю. Их в поварятах полгода подержим, обучим и наверх: в отряд Тутти стрелами людей колоть.
- И когда же это стал Ад привлекательнее Рая ? – задумчиво прервал Ирода Вельзевул.
-Да вы сводку почитайте, Ваша светлость. Каждый день на земле наводнения, пожары, катастрофы. Им к ужасам не привыкать. А Рая они и не знают. Не преподают им райскую жизнь в школах. Все больше про страсти рассказывают.
- Знаю, знаю, с образованием у них всегда проблемы были. Переперчили мы да пересолили Катехизис, видать.
-Завалили дело. Нечего сказать,- согласился Ирод.- Я вам как бывший царь говорю: на казнях долго не продержишься. Люди привыкают к ужасам, черствеют, словно буханки хлеба. А потом тебя же на ломтики и порежут. Нам бы с нашим Адом что-то сделать, Ваша светлость. Оборудование поменять, котлы свежие поставить, там, технологии новые внедрить.
-Что?! Какие там технологии, Ирод! Ад как идея безнадежно устарел! Как идея, как угроза вечных мук. Теперь это не вечные муки, а щекотка. Вот «Техасская резня бензопилой» в пяти сериях - это вещь! Армагеддон в цифре!
- Ну, у нас есть пара режиссеров триллеров. Другие тоже мимо не пройдут.
-Нет, царь иудейский, тут режиссурой не возьмешь. Сама драматургия не годится: систему ломать надо, принцип! На светлое и доброе их брать, лаской и пряником. Меньше всего люди теперь ждут добра. Нам нужно найти такого дьявола, который способен по настоящему понять и полюбить современного человека.
- Тогда это точно не ко мне, Ваша светлость, - хмыкнул бывший царь,- я больше по печам, духовкам или тесто месить…
- Понятно, что не к тебе. Попросил я тут одну помочь. Не знаю, спечется ли. А с протвинем ты что-то сделай, Ирод. Подгорают изделия. Жалуются клиенты.
-Да, разве я не понимаю…
Ирод стоял уже в дверях, как ватага мальчишек в белых колпаках с луками и алыми, словно в крови, стрелами смела его шумной волной и ворвалась в кабинет Вельзевула.
- Куда, вы, куда?! Сюда нельзя!- закричал Ирод, смущаясь и расставляя руки, будто пытаясь собрать мальчишек как вырывающуюся из сети рыбу.
-Извините, Ваша светлость. Прям конец света. Страшный суд на вас, чертята!
Бывший царь запричитал, зашикал, выталкивая за дверь вооруженных поварят.
- Вот именно, конец света!- пробормотал Вельзевул. Он стремительно шагнул к стеллажу, снял с полки тяжелую книгу, провернул через большой палец страницы и начал читать:
-«Когда же сидел он на горе Елеонской, то приступили к нему ученики наедине и спросили: скажи нам, когда это будет? и какой признак твоего пришествия и кончины века?»
- Где-то здесь. Я же там был, на этом Елеоне!- с нетерпением, сквозь зубы, почти шипел Вельзевул:
-Тут немного приукрасили, но в целом…
Вельзевул снова перевернул страницу и воскликнул:
-Вот оно! «И вдруг, после скорби дней тех, солнце померкнет, и луна не даст света своего, и звезды спадут с неба, и силы небесные поколеблются; тогда явится знамение Сына Человеческого на небе; и тогда восплачутся все племена земные и увидят Сына Человеческого, грядущего на облаках небесных с силою и славою великою; и пошлет Ангелов Своих с трубою громогласною, и соберут избранных Его от четырех ветров, от края небес до края их… О дне же том и часе никто не знает, ни Ангелы небесные, а только Отец Мой один».

-Все верно.- Вельзевул швырнул книгу на стол.
- ОН еще две тысячи лет назад устами Иисуса все описал. Вот тебе и сын, и ангелы, и трубы, и племена земные. И ни слова не сказано про меня. Будто, нет меня. Словно и не было. Пустое место.
А может это не угроза в назидание грешным? Может, это Его затея или предчувствие? Христос мог ошибаться и на крест попал не случайно. А вот ОН всегда знал, что делает. Выходит, этот кошмар, что творится сейчас на земле, ОН мог спланировать сам. Или просто предвидеть. И наказание назначил неминуемое. Наказание в виде вечного Рая на земле.
Но почему?- Вельзевул стал вышагивать по конторке, вслух восклицая, будто бросал фразами в книжные стены.- Ведь это не кто иной, как ОН создал тьму. « И отделил Бог свет от тьмы. И назвал Бог свет днем, а тьму ночью. И увидел Бог, что это хорошо.» Разве это не Библейские строчки ?
Разве не в ЕГО учении сказано, что нет рассвета без звездной ночи? Разве может быть свет без тьмы? Оказывается, может, точнее, должен быть, но по ЕГО же подобию: в Раю, в вечном дне! Ева об этом и говорила. ОН попытался однажды, и у НЕГО не получилось. Единственная пара людей, и та не вынесла Рая. Теперь ОН это повторит на земле. Вот почему о Рае никто внизу не рассказывает. «Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное». Зачем же блаженным знание? Рецепт идеального племени, идеального устройства есть только у НЕГО. Люди не обязаны знать. И меня - то ОН назвал не случайно Люцифером, то есть, несущим свет. Я столетиями отбирал, искушая тех, кто мог грешить, а иначе, задавать вопросы, противоречить, сопротивляться. Я нес свет сквозь ночь и принес его в полной мере, как и подобало хозяину тьмы.
-Ах, Ева, Ева. Что же ты наделала! От чего же тебе, женщина, не жилось в Раю!
В Чистилище зазвонил колокол, возвещавший об окончании перерыва. Он звонил как обычно, как все последние столетия, призывая на тяжкую службу, грешников, усердно стремящихся попасть в Рай. Но Вельзевулу казалось, что колокола, отлитые на небесах, звонили на этот раз в его адрес. В честь окончания его века. Окончанию века тьмы и нарождения времен вечного дня.
* * *
-Лука! Л-У-К-А! Поставь на место кувшин. Там нет вина!
-В горле пересохло, Мастер.
Голоса собеседников плыли в густом, словно яичный белок свете.
-Знаю я, в каком у тебя горле пересохло. Отойди от стола. Скоро вечерить будем, тогда и напьешься.
-А вы бы объявили сейчас же вечер, Всевышний! И сами бы объявились, а то срамно как-то с пустой верандой говорить.
-Сегодня суббота, я незрим по выходным.
-А как же гости ? Они тоже со святым духом разговаривать будут?
- Какие гости в шабад, святой апостол? – возмутился голос.
- Будда Сиддхартха Гуатама из Индии. Вы сами его приглашали в прошлый четверг.
-Ах, ковчег дырявый, я и забыл вовсе! – раздалось кряхтенье и шарканье ног. Щелкнул выключатель и невероятно яркий, слепящий свет, заполнявший до этого все пространство, померк. Легкая тень обрисовала просторную террасу с длинным столом, дюжину стульев, плетеное кресло и стремянку, придвинутое к колонне.
- Лампы скоро надо будет менять. - закряхтел Мастер, слезая с лестницы.- И что, Будда, согласие дал ? Нет, чтобы отказаться. Я же ведь так, к слову, сказал. У нас есть чем угостить то?
- Немного есть. Но до Пасхи далеко,– подскочил к столу Лука,- Сыр вот тут, козий. Хлеб, подгорелый, правда. Вина, как вы успели выразиться, «там нет».- Лука перевернул кувшин.
- А что хлеб то всякий раз подгорелый?- возмутился Мастер.
- В Чистилище проблемы с печами. Может мне к Еве слетать. У нее всегда вкусное чего-нибудь есть.
-Неудобно как-то. Мы в прошлый раз у нее тоже просили, когда магометане приходили.
- Она и с Вами хотела поговорить. О Чистилище, кстати.
- Ну, раз хотела - зови.
Лука соскочил с веранды.
- О Чистилище… - Пробурчал Мастер, кутаясь в плед и усаживаясь в кресло, - Я бы сам о Чистилище с кем-нибудь поговорил! Перевелись черти приличные. Где, допустим, кочегара взять непьющего, дворника с образованием … Кого они там чистят? А? Лука?
Мастер только сейчас заметил, что остался один, но продолжил по инерции вслух:
- Батареи холодные, греемся у прожектора, хлеб - никудышный. А без них никуда! Тепло, еда, - все дело рук ангелов Ада. Одним духом сыт не будешь: страсти управляют бытом, на нем греется и растет душа, что тесто на печи. Помечтаешь, полетаешь в облаках и куда? На кухню или в теплую тучу. А нет крошки во рту, так и Библию грызешь не глазами, а зубами как мышь церковный.
- Кто там?!- прервался Мастер, отзываясь на скромный стук,- Сыт или грешен, входи без печали.
- Век светлый, Всевышний! Это я, неразумная!- пропела Ева, внося корзину фруктов.
-Женщина, здравствуй!- торжественно произнес Мастер, вставая навстречу Еве.
-Быстро-то как Лука обернулся.
-Нет, я одна, вперед пошла, ваш евангелист продукты везет. Трудно вам здесь, без хозяйки-то?
-Привыкли уже. Кабы не гости… Но тебе- спасибо, выручаешь. Да ты садись, женщина, окажи милость. - Мастер подвинул стул Еве и, взяв у нее корзину, поставил на стол. – Лука говорил, разговор у тебя ко мне был, или так соскучилась?
-За этот стол женщин еще не сажали, наверное,- Ева провела ладонью по крышке стола,- кругом святые да апостолы.
-По всякому было. Но ты видно не о равноправии говорить хотела?
-Ах, все - то вы видите, Всевышний. Я снова про архангела вашего блудного, Люцифера. Вы же знаете, как у нас там тогда в раю получилось, и кто виноват был…
-Знаю, знаю, ты рассказывала . С тех пор новая версия ?
- Нет, но мы тут давеча с ним виделись, и он совсем плохим мне показался. Нехорошо ему как-то.
-Так в Аду служить не весело.
- Оно верно, конечно, но… в общем, помощи он ангельской просит.
- Послушай, милая женщина, давай я тебе помогу.- Мастер медленно взял стул для себя и уселся рядом с Евой как будто для отеческого разговора.
- Ты нас выручаешь, настала и мне пора. Не в том соль, что кто-то там кого-то совратил плод сорвать с дерева познания. Оно, ведь, там не случайно посажено было, это дерево добра и зла. Просто надо было кого-то отправить в Ад. Он был самым сильным, самым упрямым. Его и черед настал.
-Видно не судьба,- вздохнула Ева.
-Судьба это у вас, у женщин. А у нас необходимость. Суровая реальность бытия. Нельзя было никак без Ада.
-Он об этом и говорит, Всевышний!- встрепенулась Ева.
-Вот видишь. О чем же ему еще волноваться.
- О том, что Ад страшнее на земле стал, чем у него. И просит он не себе помочь, а людям.
- Людям? Помощь от нас? Нужды в этом нет, Ева. Они сами давно себе выбирают и богов и дьяволов и звезды зажигают, и небеса освоили лучше нас с тобой. Да что я тебе говорю! Ты себя в Раю вспомни.
- Но как же вера? Они же верят!
-А веру, женщина, создали вы, люди. Когда были слабыми и беззащитными. Себе в утешение и в назидание потомкам. Я лишь отделили свет от тьмы, создал сущее и предоставил право выбирать.
-И я первая выбрала?
-И ты первая полюбила…
Лука вошел на веранду в полной тишине. Ева плакала без всхлипываний. Он стал пробираться на цыпочках к столу, держа впереди себя плетеную корзину со снедью, но, опуская поклажу, звякнул чем-то, и Мастер поднял голову:
-А! Святой мажордом. Ну и где твой Будда?
-Э-э-э, дело в том, Всевышний, - начал, запинаться апостол,- У него там реинкарнация случилась. Внезапно. Ну, он на землю…
- Слукавил! Ладно, включай софиты, ужинать будем в тепле. У нас сегодня в гостях дама.

Яркий горячий свет, свет, который видят только новорожденные и умирающие люди на грешной земле, мгновенно залил небесную веранду. Зазвучали голоса: лукавый апостол что-то жарко рассказывал про далекую Индию, Мастер переспрашивал, смеялся, звал Еву. Вскоре и женский голос присоединился к беседе. Загремела посуда, и все стало походить на обычный вечер человеческой семьи в далекой провинции.
Vladimir
 
Сообщения: 4953
Зарегистрирован: Пт июл 24, 2009 7:45 pm
Откуда: г. Астрахань

Re: Трилогия "Дневники" Петя Лямочкин I часть

Сообщение Ирина » Сб июл 02, 2011 10:44 pm

Очень понравилось! Просто удовольствие получила-и посмеялась и задумалась. Очень понравилось!
Ирина
 
Сообщения: 165
Зарегистрирован: Вт окт 05, 2010 8:21 pm


Вернуться в А вот напишу щас чего-то этакое...

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 3

cron