Из книги Джеймса Хиллмана Код души

О психологии и юнгианстве

Из книги Джеймса Хиллмана Код души

Сообщение Vladimir » Чт июн 11, 2015 9:04 pm

Из книги Джеймса Хиллмана Код души


Теория «желудя» — о врожденном образе человека.
Если в центре нашей души – образ, тогда мы должны определить жизнь, как воплощение во времени этого образа–зерна, из которого мы происходим. И этот образ, а не время в котором он воплощается, главным образом и определяет нашу жизнь.
Я не следствие своей истории: моего детства, моих родителей и времени когда я рос. Это только зеркала, в которых я могу уловить отблески своего образа.

Ваша жизнь – непрерывная работа воображения. Вы воображаете себя в бытии или, можно сказать, что образ, продолжающий себя формировать в растущем дереве, вы считаете своей действительностью.

Время не решающий фактор. Образ не кумулятивен, и в поздних стадиях жизни зерно человека не представлено полнее или лучше.

Cуществует постоянный спутник, которое является вами даже больше, чем вы сами. Кажется, он всегда находится рядом, неподалеку, наблюдая со стороны. Он всегда немного старше вас, обычно молчалив, представляется неясно, не пассивен, но действует редко. Его деятельность – наблюдение.
Тот, кто путешествует один, знает об этом попутчике – чувстве, что ты спутник самого себя. От его присутствия зависит настроение, с которым вы переживаете свое одиночество. Очень важно быть дружественным по отношению к своему Наблюдателю, не делать его ни врагом, ни осуждающей «совестью».
Несмотря на недостаток формальных признаков существования Наблюдателя, его ощущение настолько естественно, что воспринимается, как данность. Когда для человека наступают тяжелые времена, отношения с Наблюдателем играют решающую роль. Он может быть единственным, что остается у человека.

Каждая личность несет уникальность, которая востребована быть прожитой, и существует еще до того, как может быть прожитой. Каждый человек – «призван».

Когда ваш ребенок становится смыслом вашей жизни, вы отказываетесь от невидимого смысла Вашего существования – воплотить свой даймон в этом мире.
Живите, наблюдая за своим даймоном, исправьте цивилизацию таким образом, чтобы ребенок мог врастать в этот мир, а его даймон — жить.
Если ребенок заменяет ваш даймон, вы будете обижать его, даже вплоть до того, что начнете ненавидеть его, несмотря на ваши добрые намеренья и высокую нравственность.

Секрет внимательности в том, что внимательный смотрит сердцем. Что-то происходит в сердце, открывая его для восприятия образов сердца другого. Видеть значить верить – верить в то что видишь. Дар наблюдения превосходит дар проницательности. Ибо такое зрение благословляется, оно выполняет работу по трансформации.
«Быть» это в первую очередь значит быть видимым. Пассивно позволять себе быть увиденным, открывая возможность быть благословленным. Потому мы ищем свою любовь, наставника, друга, которые могли бы нас увидеть и благословить.

Образ, который наставник замечает в подопечном или ученике это не скрытые качества, ни истинное, ни ложное я, — не существует другого настоящего тебя, кроме той действительности тебя, которая существует в твоем образе.
Скорей всего скрытое тоже на виду, и не является таковым для острого зрения, как и любое событие для наблюдательного человека.
Вот я, прямо у вас перед глазами. Узнали меня? Невидимость «желудя» проявляется в том, как он визуально представляется, в его очертаниях, если хотите. Невидимое вполне видимо, как масло во французских кроасанах или аромат свежевыпеченного хлеба.
Уникальность даймона и индивидуальность моего к нему отношения, и его ко мне — единственное неразделенное и неразделяемое ни с кем явление, которое всегда рядом и влияет на мою жизнь.
Поскольку родители выполняют опекунские функции, они не могут быть также и наставниками. С родителей хватит и того, что они обеспечивают крышу над головой и еду на столе, поднимают тебя на ноги и отдают в школу. Обеспечить безопасное, уютное гнездышко, место для регрессий – не маленькая работа. Освобожденный же от таких забот наставник имеет только одну заботу: распознать тот невидимый багаж, который ты несешь, и фантазировать о нем, в соответствии с образом в сердце. Одна из самых болезненных ошибок, которые мы допускаем, — ожидание от родителей наставнического виденья, благословения и строгого обучения, а от наставника — приюта и заботы о нашей человеческой жизни.
Фраза «Я тебя люблю», которая назойливо повторяется в среде родителей и детей и лишенная идей, негодования, тревоги, фантазии, может иметь разный смысл, но это точно не любовь.
Потому что, когда ты кого-то любишь, ты полон фантазий, идей и тревог.

В «желуде» или вечном близнеце есть сразу все, поскольку его жизнь вневременна.
Искусство «врастать» в жизнь заключается в мудрости смотреть на вещи, примечая эффекты, которые они производят.
Вы находите свой гений, смотря в отражение своей жизни. Ваш видимый образ отображает внутреннюю правду, и когда вы оцениваете других, то получаете только то, что видите вы.
Потому становиться особенно важным
смотреть много, иначе вы получите только то, что видите,
смотреть остро, чтобы увидеть смесь качеств, а не сплошную массу и
смотреть глубоко в темные тени, или вы будете обманутым.

Как ты проводишь свою жизнь, тем ты и есть и тем ты и должен быть. Крайне обманчиво цепляться за личное, скрытое, истинное я отдельно от того, кем вы действительно есть,
даже если психотерапия поддерживает эту великую иллюзию и получает от неё плоды.
Даймон не означает простую предопределенность.
Это что-то другое: предопределенность более тотальна, и, например, у августинцев и кальвинистов взгляд на предопределенность более строгий.
Они говорят у человека нет выхода. Еще до того как ты попадаешь в этот мир, все предопределено. На твоем лице — печать судьбы, ты либо избран Богом, либо нет. И что бы ты не делал, преодолеть это ты не можешь. Ты не часть этого.
В Древней Греции судьба – это «moira», а мойра означает удел твоей жизни и каждый момент твоей жизни не становится детерминированным, предопределённым.
Моя идея в том, что каждый человек — выдающийся своим образом. Вместо скучных и утомительных историй болезни, которые нам дает глубинная психология, или каких-то фантастических рассказов у нас есть этот исключительный образ.
Совсем не обязательно, чтобы у вас было призвание к какому-то делу, у вас может быть только призвание быть кем-то. Гетте как-то сказал о своем друге Эккермане, что тот был рожден для дружбы. Может быть, вы родились, чтобы делать то, что вы уже делаете, но поскольку не достаточно глубоко осознаете, чем занимаетесь, то и не замечаете, что уже живете согласно своему призванию.
Люди испытывают мучительную боль, когда пытаются убежать от своей судьбы — быть обычными всю свою жизнь, тогда как это и есть настоящее достижение – быть верным своей обычности, крепко держаться за нее, по-своему проявляя свой характер, свой стиль.

________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Кейпен: В Вашей книге есть идея, что человек должен быть в служении. Жизнь, в общем-то, бесполезна и неполна, если нет служения обществу, другим людям. Не хотите немного рассказать об этом аспекте характера и призвания?

Хиллман: Мне кажется, что чем старше я становлюсь, тем сильнее я это чувствую. Суть не просто в служении другим, а в служении с точки зрения чего-то большего, так что это становится служением космосу, животным, планете, идеалам. Служение только другим людям слишком гуманистично и практично, мне кажется, не стоит ограничиваться этим.

Понимаете, каждый должен думать о том чему он служит. Сама мысль о том, что ты чему-то служишь, мне кажется, важна. Особенно сегодня, когда для нашей экономики производство стало настоящей проблемой: мы производим больше чем можем потребить, и потому заставляем людей потреблять больше, как будто откармливаем на убой курей. Другими словами, забиваем доверху, забиваем потреблением их глотки.

Сейчас рождественский сезон и это особенно хорошо видно. У нас больше нет проблемы в том, чтобы что-то произвести, у нас проблема в том, чтобы потребить все то, что мы делаем. Наша экономика основана на услугах, большая её часть — услуги. Значит услуги, служение — то о чем мы должны достаточно много размышлять, и думая о наших жизнях мы должны принимать это во внимание. Но мне кажется, что служение может быть не только в духе Марии Терезы, что-то типа: «Я делаю добро людям». В общем, я только хочу обратить внимания на то, что эту тему нужно хорошенько обдумывать.

Кейпен: В «Коде Души» Вы по ходу текста говорите об разных уникальных личностях и их даймонах. О концепции невидимого. Интересно, когда Вы впервые обратились к этой концепции и чувствовали ли Вы что-то типа призвания в юности?

Хиллман: Ко мне по ночам не спускался ангел хранитель и не объяснял мне кто я такой, выходя из коморки. И ничего похожего тоже не было. Но у меня были мои небольшие увлечения, которые меня захватывали…
Тогда, если бы я был родителем того ребенка, то в первую очередь сказал бы, что он ставит под вопрос основания, что он будет бунтовщиком или скептиком, или смутьяном, или я не знаю еще чем.
Понимаете о чем я? Очень сложно прочесть, что же в ребенке проявляется в такие моменты любопытства. Но что-то проявляется. И оглядываясь на историю своей жизни, ты замечаешь эти проявления намного легче. Ты начинаешь понимать, как все это действует. Видишь свою судьбу в некотором роде. Т.е. сегодняшним взрослым нужно присмотреться к своему прошлому, своим неправильностям и особенностям.
Мы проводим ребенка через психологические тесты, чтобы узнать, что он может, а что нет. Мы не замечаем особенностей и расцениваем их как симптомы. Если Вы помните, в книге я показываю как много выдающихся людей или тех, которые стали полезными обществу, писателей и ученых и т.д. имели проблемы в школе. Их, бывало, выгоняли из школы. Я думаю это потому, что даймон не мог допустить, чтобы они шли на уступки или приспосабливались, это могло быть слишком опасно для их призвания – они могли его потерять. Что же поддерживает ребенка, создает это ужасное сопротивление? Вы представляете себе, как тяжело для ребенка терпеть поражение? Не справиться с чем-то?
Есть что-то в сопротивлении ребенка, что-то, что мы не понимаем. И пока мы смотрим на это, как на болезнь или патологию, мы не придаем ему достойного внимания.

Кейпен: Мне кажется, Ваша книга напугает определенную часть нашего общества. Очевидно, она напугает некоторых критиков из большинства газет в стране. В интервью, которое Вы давали на Радио в Сан-Франциско, я слышал, как дозвонилась одна женщина и сказала, что это средневековая чушь. А немногим позже я подумал, что действительно много из того, что Вы пишите, имеет корни в средневековье.
Хиллман: Ну, это очень по-американски. Я думаю она сказала это, так как верит в прогресс, это самое главное для нее, а моя книга в основном возрождает древний миф. И как я уже говорил раньше, этот миф очень хорошо известен повсюду и только американская психология не включает его. Так что она имеет право говорить так. С её точки зрения нам больше не нужны мифы, у нас есть наука, у нас есть проект генома. Однажды мы определим роль всех генов в теле и поймем, что для всего есть определяющий и управляющий ген.

Это часть фантазии о научном прогрессе, которая появляется у нас каждые 10-30 лет, что мы сможем все понять через события материального мира. Генетика или уровень серотонина в мозгу, или свойства спинного мозга или гипокампуса. Я хочу сказать, что это продолжение все той же основной фантазии и, к сожалению, она не дает удовлетворительного ответа на вопрос «какого черта я здесь делаю, и что значит моя жизнь». Вы просто узнаете, как Вы работаете на микроскопическом уровне, но у вас ведь все равно остаются ваши эмоции, чувства, мысли, идеи, паттерны, ваше поведение, ваши поиски смысла и целей своего пребывания здесь, ваша судьба.

Кроме того, мною сказанное, это не теория, это – миф, а потому нет никаких доказательств.

Вы не можете доказать или опровергнуть миф, это в нем и прекрасно.

Доказывать, опровергать или спорить нужно с теориями.
Так что, я бы посоветовал той женщине, если вам это не нравится, то вас не должно это ни грамма беспокоить.
И я все равно задаюсь вопросом о генах, потому что, в конце концов, по всей видимости, только 3 процента наших хромосом отличаются от хромосом шимпанзе. 97 процентов – одинаковы, но посмотрите на невероятные различия человека и обезьяны. Значит должны быть и другие факторы. Я не знаю какие. Но миф говорит о том, что у нас есть какая-то судьба. Я считаю, что этот миф в американском смысле прагматично полезен. Он открывает для нас нечто. И важно не то, правду или ложь об этом нечто говорит миф, а то, что он делает для человека.

Кейпен: Ваша книга – один из самых громких призывов прислушиваться, присматриваться, очерчивать как-то то, к чему твой ребенок может двигаться, в чем он нуждается, хотя Вы сказали, что это больше зависит от наставника, чем от родителей. Это очень важная тема в книге. У меня остались глубокие впечатления. Дети, как правило, ближе к самости?

Хиллман: Не знаю. Я не использую слово «самость», поэтому не знаю к чему они ближе, но возможно они ближе к даймону. А он представляет слишком тяжелую ношу для ребенка. И даймон не хочет, чтобы с ним обходились как с ребенком.
Например, Нобелевский лауреат по биологии Барбара МакКлинток не хотела игрушечных инструментов. Она просила отца, чтобы он ей давал настоящие. Когда ей было пять лет, она не хотела детского молотка или пилу. А Иехуди Менухин не хотел детскую скрипку с металлическими струнами, он хотел настоящую, не смотря на то, что ему было всего 4 года.Маленьким ребенком вы влюбляетесь так же сильно, как и в 20 или 40 лет. У вас такие же сильные представления о Боге, смерти, несчастье, и такие же трагические фантазии, что и в возрасте 60 лет. Я имею в виду, что все что нужно — здесь. Большая часть Вас уже здесь.

Кейпен: Дальше Вы начинаете говорить о сферах, в которых проявляется даймон, и своего пика накал доходит там, где дело касается любовных дел, причин наших влюбленностей.

Хиллман: Не знаю, что можно об этом сказать. Это невероятная тайна, почему два человека встречаются. Это становится одним из ключевых факторов твоей жизни, и дает тебе ощущение судьбы: эта женщина – моя судьба, или мне суждено быть с ней. Я не знаю, почему так. Люди используют слово судьба или доля в подобных случаях чаще, чем при каких-либо еще.
Ты осознаешь, что есть не только ты и она, но возможно и еще что-то. Наверное, душа хочет этого, даже не смотря на то, что это абсолютно невозможно, и кто знает, что это. Поэтому это, конечно, средневековщина, в некотором смысле. Так что, та дозвонившаяся женщина была права.

Вы читали недавно в новостях о паре с тремя детьми. Родительство им выпало случайно, и они осознали, что были не очень хорошими родителями и отдали своих детей на усыновление, потому что, как они сказали, их попытка быть родителями получалась не очень хорошо, хотя они и сделали все что могли, и потому они хотят разобраться в своих жизнях.

Так сейчас принято воображать родительство, совсем без никакого аспекта судьбоносности. Они ведь и не подумали, что возможно, это сами дети выбрали их своими родителями. Я предлагаю это в книге: души детей специально выбрали этих двух людей, которые были вместе только ради них, но они не были готовы служить чему-либо.
Сейчас, конечно, многие люди чувствуют себя не очень хорошими родителями, но в книге я также подчеркиваю, что родители это не все, что есть у ребенка. У него есть сумасшедшие дяди, чудаковатые соседи, странный участковый полицейский или эксцентричные люди, которые важны для жизни их воображения, и родители не должны стоять на пути этих персонажей, которые активизирует фантазию ребенка о том, что такое жизнь, или чем она может быть. Эксцентричный член семьи, которые редко бывает поблизости или, возможно, сидит в тюрьме, и о котором могут говорить, захватывает воображение ребенка, порождая огромные фантазии и давая возможность ребенку думать «возможно, я буду таким же или может быть я больше похож на дядю Джека, чем на кого–то другого». Многие из нас помнят таких странных личностей.
Vladimir
 
Сообщения: 4942
Зарегистрирован: Пт июл 24, 2009 7:45 pm
Откуда: г. Астрахань

Вернуться в Юнгианство

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 4

cron